Пусто

в глубине берлоги...

кисть

Магия

Магия окружала меня с детства, этот Уроборос связей подобия, символических знаков начал. Законы её утверждали начальная и высшая школы. Я считал единственным движителем мира — волю мага, быть может, самим истоком его — первичную схватку воль.
Collapse )
кисть

Мир

Когда-то эта бетонная плита была полом одного из этажей небоскрёба, нанизанным на центральные колонны. Теперь она вздымалась в небо, запутавшись в рваной паутине тросов.

У самого подножия её брели три сильных человека. Конечно, сильных: слабые не дожили до этого дня. В потёртой форме без знаков различия, с разнородным оружием, они всё же создавали впечатление команды. Collapse )
кисть

Дом

Вчера я взял этот дом штурмом. Мои сервы приняли защитников в ножи, а затем разорвали, так что, когда я подоспел, было уже некого поднимать.

Мы тоже понесли потери, зато сервы насытились, вгрызаясь в тела, разрывая на части. Я позволил им попировать двенадцать минут, после чего приказал оттащить остатки во двор: нужно было привести в порядок ячейки из мешков с песком.
Collapse )
кисть

(no subject)

Мертвецы проломили ворота на рассвете. Чёрная река хлынула во двор гаражного кооператива, и её уже было не остановить. Внизу сперва отстреливались, потом кричали, потом осталось только довольное урчание этих тварей. Collapse )
кисть

Семеро

Ты стоял в доме на Крауч-энд-роад, двери были заперты, окна завешены чёрной тканью, печати наложены, с тобою рядом - верные братья. На полу начертан знак Древних, шестеро младших братьев нанесли его согласно твоим указаниям: один луч на треть короче других, в центре символ, подобный глазу, или ключу. Так что же пошло не так?

- Что-то мне боязно! - проблеял тогда Младший.

Ты высокомерно взглянул на него: - Не трусь! Мы Семеро Козлят, и отец наш - Козлище с тысячью молодых! Чего нам бояться?

И в этот миг от входной двери грохотом громовым по всему дому раскатились удары. В дверь били, требовательно и зло, торопливо колошматили, колотили копытом.

- Братья, скорей! Становитесь у лучей! - Приказал ты волевым голосом, и никто не посмел ослушаться. И вы открыли Дверь.

... Ныне, пребывая во Тьме Изначальной, в Брюхе Волка Спящего, ты уповаешь лишь на одно: придёт обещаная Спасительница, Мать Мира, Небесная Коза.

Твой мозг разлагается, и странные видения проходят перед мёртвым взором:

Вы будто бы стоите в доме на Крауч-энд-роад, двери заперты, окна завешены чёрной тканью, печати наложены, как и тогда.
И раздаётся стук в дверь.
кисть

Добрый спирт

- Мелодично хрустел снег под человечьими ногами, но ни единого звука не доносилось, когда шагали эти существа в льдистых доспехах. Цветок костра съёжился, отступил под их взглядами, и люди, сидящие кругом у огня, так же согнулись, сжались, страшась обернуться. Collapse )
кисть

Ad occidens

- Ерёма, вперёд! Короткая! Огонь!

Корпус боевой машины колыхнулся от выстрела, но стабилизаторы удержали орудие на цели. Чёрный танк в узкой смотровой щели замер, из двигательного повалил дым.

- Бронебойный! В борт!

Collapse )

кисть

О, возлюбленная

О, Возлюбленная! Как тонки оттенки Твои, как легки мазки кисти - легче птичьего пёрышка!

Рисунок Твой строг и совершенен, выстроен по законам перспективы, по канонам золотого сечения, совершенство истинного образа сокрыто в нём!

Пропорции Твои манящи, краски, положенные по верной технологии, вечны, как и сама Ты бессмертна, о Любовь моя, от века и во веки веков!

∆¥∆¥∆¥∆¥∆¥∆¥∆¥∆¥∆¥∆

Стремлюсь к Тебе, отверженный, отлучённый, изгнанный от вечной жизни к имманентной погибели.

В гниющих цветах дисгармонии моей копошатся черви примитивизма.

Супрематические кости мои оголены, плоть распадается гнильём акционизма, отваливаются актуальные покровы.

Последнее чувство оставлено мне - самоирония оскала жёлтых зубов.

=||=||=||=||=||=||=||=||=||=||=||=||=

Влекомый страстью, припадаю к Тебе, сливаюсь в страстных объятиях постмодернизма, жадно лобзаю изъязвлёнными губами все эпохи, срываю с тебя покровы стыда.

Вот, черви мои обнимают тебя, искажая очертания тела, гной мой течёт по точёным мраморным скулам, окрашивая в мерзкие гаммы, чёрный язык мой припадает к твоим устам, смешивая правдивые речи и безумные.

Вот, рисунок твой уже бесформен, колорит обесцвечен, красота жадно выпита мною!

Раздвинув границы смыслов, я Тобой овладел!